ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Амир Тимур
      В  УЗБЕКИСТАНЕ  2018  ГОД  ОБЪЯВЛЕН  ГОДОМ  ПОДДЕРЖКИ АКТИВНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА,   ИННОВАЦИОННЫХ ИДЕЙ И ТЕХНОЛОГИЙ                         НЕЗАВИСИМОСТИ  УЗБЕКИСТАНА  –  27  ЛЕТ                            УЗБЕКИСТАН  –  СТРАНА  ОГРОМНЫХ  ЭКОНОМИЧЕСКИХ  И  ИНВЕСТИЦИОННЫХ  ВОЗМОЖНОСТЕЙ 

 

Главная

Узбекистан

Президент

Внешняя политика

Экономика

Законодательство

Туризм

Посольство

Yangiliklar

Новости

News

Мультимедиа

Консульские вопросы

Виза в Узбекистан

Контакты






































 

GISMETEO: Погода по г.Ташкент
GISMETEO: Погода по г.Бишкек

 

Лучше вместе пожинать плоды Рогунской ГЭС

Лучше вместе пожинать плоды Рогунской ГЭС

 

 

«Приход к власти в Узбекистане Президента Шавката Мирзиёева породил определенные надежды и даже некую эйфорию на решение накопившихся в регионе проблем и вызовов. Узбекистаном официально декларирована новая геополитическая доктрина – открытости, сотрудничества, взят курс на либерализацию внутренней политики, предприняты активные усилия по налаживанию дружественных отношений с ближайшими соседями.

Все это замечательно и дружно приветствуется и Западом, и Востоком, однако есть несколько нюансов…» И среди них российский аналитик Виталий Хлюпин называет Рогунскую ГЭС, которая, как «дамоклов меч, будет всегда висеть над узбекскими долинами». Так ли это? Об этом мы побеседовали с предпринимателем, академиком МАНЭБ (Международная академия наук экологии, безопасности человека и природы) Анвармирзо Хусаиновым.

– Что вы думаете об этом?

– Текла тысячелетиями Амударья, неся с собой несметные богатства, благодатный ил из гор на наши пустынные земли. Ее целительные и созидательные свойства сравнивали с благодатной влагой реки Нил для египетской равнины, пока в 60–70-е годы прошлого века не произошла катастрофическая ошибка проектирования нового русла реки Амударьи, приведшая к ежегодной потере миллиардов кубометров воды, солонизации и опустыниванию сотен тысяч гектаров земли и в конечном итоге высыханию Аральского моря.

Если разрешите, хотел бы окунуться немного в историю. На мой взгляд, принятию такого очевидного убийственного для экологии региона решения основным толчком послужило резкое вмешательство мировой политики в судьбу мирно спящей многие века Средней Азии. В начале 60-х годов прошлого века, к несчастью наших народов, наступило время бурного развития холодной войны – гонки вооружений между капиталистическим Западом и коммунистическим Востоком. Естественно, на первый план в экономике и политике вышло обеспечение нужд ВПК – военно-промышленного комплекса. Одно из первых мест в перечне нужд в сырье оборонной промышленности составляли огромные объемы пороха из хлопка. Как известно, порох – основное сырье для производства всех видов взрывчатых изделий, артиллерийских снарядов и ракетного топлива. И Москва настойчиво требовала от республик «даешь много хлопка, любой ценой». Как говорилось в это время в известной песне, «партия сказала – надо, комсомол ответил – есть»! Или «Москва сказала – нужно много хлопка любой ценой, республики сказали – есть». Развернулась грандиозная программа освоения целинных земель под выращивание хлопка в Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане, Казахстане, для чего, естественно, требовалось очень много воды… Где ее взять?  В Москве решили: из Амударьи. И было принято решение об изменении русла реки Амударьи и строительстве протекающего по пескам грандиозного Каракумского канала длиной более 800 километров, вопреки установленным законам природы. Результат известен. Ежегодные огромные потери воды в песках Кызылкумской и Каракумской степей, безграничное расширение хлопковых полей стали основной причиной высыхания Аральского моря.

Сегодня благодаря установлению дружеских отношений между лидерами государств региона создалась благоприятная обстановка для исправления вышеназванной исторической ошибки и возвращения Амударьи в естественное русло, чтобы великая река несла свою благодать в виде бесценной влаги и ила на наши земли.

…В прошлом веке в 65–70-х годах московские проектировщики решили вмешаться в законы природы и волевым решением создали новое русло Амударьи, которая, кстати, исторически текла из Таджикистана в Узбекистан.  А по новому проекту потекла в туркменскую степь, где вода сверху опускалась в пустыню, и узкой полоской земли проложили ручей. Тогда и была этими учеными заложена нам бомба замедленного действия.  Ведь они не могли не знать, что сброшенная в пустыню вода будет блуждать по пескам и испаряться под палящим солнцем. Ведь речь шла о потере миллиардов кубометров воды в год. И, помимо этого, были потрачены огромные средства для создания на Каршинском каскаде семи мощнейших насосных станций для поднятия воды великой реки на высоту 131 метр. И при этом на карте землераздела между Туркменистаном и Узбекистаном была отведена полоска земли шириной 300 м, длиной 22 км. То есть этим волевым и ненаучным подходом, не учитывающим исторические факты, они вбили клин в историческую дружбу между соседними государствами. Данная приграничная проблема и на сегодня остается неразрешенной. Шесть насосных станций из семи в Каршинском каскаде насосных станций находятся на территории Туркменистана, хотя управление этим сложным гидротехническим сооружением по водоподъему осуществляется узбекскими специалистами и рабочими.

– Можно ли разрешить эту  проблему?

– В нашей концепции изменения – возвращение к историческому природному руслу реки Амударьи содержится ответ на эту сложную межгосударственную политико-экономическую, трансграничную водную проблему. Речь идет о том, что при реализации нашей концепции Амударья вновь становится самотечной и отпадает нужда в подъеме огромного объема воды, в самих насосных станциях. А это очень актуальная задача, предотвращающая возможную техногенную катастрофу на Каршинском каскаде насосных станций, разместившихся на узбекско-туркменской спорной границе. Ибо Каршинская насосная станция технически устарела, все разумные сроки ее эксплуатации давным-давно завершены.  Если эти насосы вдруг выйдут из строя, может произойти страшная  техногенная и экологическая катастрофа для водоснабжения всего региона.

Профессор кафедры гидравлики и гидроинформации Ташкентского института инженеров  ирригации и механизации сельского хозяйства Дильшод Базаров защитил докторскую диссертацию по гидравлике на механико-математическом факультете в Московском государственном университете. Еще в молодые годы, будучи аспирантом и докторантом  МГУ имени Ломоносова, участвуя в научных экспедициях, он обошел пешком все окрестности Амударьи от Афганистана до Аральского моря.  Сегодня же академик Базаров говорит, что в те годы удивлялся: какой смысл был в запуске нового русла самотечной реки, к тому же предусмотренный проектом КПД Аму-Бухарского машинного канала и Каршинского канала и водоподъема был очень низким? Декларируемая тогда цифра 57% на самом же деле составляла чуть более 30%, а КПД Каракумского канала имени Ленина, который проходит 800 км по пескам Каракумов, вы удивитесь, всего – 24%. Как видите, три четверти бесценной воды многомиллиардной искусственной реки в пустыне уходит в песок. И понятно, почему весь ученый мир экологов смеется над транжирством в использовании водных ресурсов в регионе. Мы постоянно говорим о нехватке воды в Центральной Азии, а получается, ее у нас предостаточно, только утекает эта вода по нашей бездеятельности туда, куда не следует.

Я с профессором Базаровым не раз обращался с предложениями о реализации проектов по водосбережению в различные фонды, министерства и ведомства, но мы не были услышаны. Это были времена, когда от проблем отворачивались, а инициатива была наказуема. Слава Богу, сегодня наступило иное время, руководство Узбекистана во главе с известным ученым-экономистом в области водного  хозяйства Ш. Мирзиёевым не уходит от признания проблем, а ищет ответы на проблемы и вызовы.  Поэтому мы решили действовать соответственно духу времени, использовав открытость правительства, информационные возможности общества. Мы направили нашу концепцию по Амударье руководству страны. Помимо этого, разместили ряд публикаций в элетронных и печатных массмедиа. Одна из них – большая статья «Несбывшаяся мечта Ахмада Дониша» в газете «Адабиёт» на узбекском и русском языках.

Ахмад Дониш – великий поэт, мыслитель, Посол бухарского эмирата в Российской империи, друживший со многими прогрессивными деятелями науки, литературы России. В конце XIX века Ахмад Дониш способствовал строительству первой железной дороги из России в Бухару. Тогда же эта легендарная созидательная личность мечтала запустить Амударью по новому руслу, чтобы большая река самотеком проходила близ Бухары. К сожалению, Ахмад Дониш не смог реализовать свою мечту. Помешала революция 1905 года в России. И если сейчас мы реализуем проект нового русла Амударьи, то сбережем колоссальное количество драгоценной воды, уходящей в пески и испаряющейся под жарким солнцем пустыни, и, конечно же, сэкономим затраты на электроэнергию для подъема воды Амударьи в двух точках: в Карши – на высоту 131 метр и в Бухаре – на 112 метров. 

– Каковы перспективы  решения трансграничных водных проблем?

– Узбекистан имеет уникальное географическое расположение для развития взаимовыгодных экономических и экологических проектов с Таджикистаном и Туркменистаном. Этому способствует и мудрый  внешнеполитический курс, проводимый сегодня Президентом Узбекистана, позволяющий выстраивать по-настоящему взаимовыгодные дружественные доверительные отношения сотрудничества с соседями на долгосрочную перспективу. Как говорит Шавкат Мирзиёев, пришло время повернуться лицом к проблемам и смело их решать на благо народов. Воспользовавшись такой благоприятной атмосферой во взаимоотношениях с соседними странами, в первую очередь мы должны начать решать накопившиеся трансграничные водные проблемы и вызовы. Одна из острейших проблем – это строительство и эксплуатация Рогунской ГЭС. Объективная реальность такова, что Таджикистан не может в одиночку запустить этот стратегически важный объект, если Узбекистан не станет эффективным партнером своего соседа по совместной деятельности и дальнейшей эксплуатации.

– Да, мы все помним категоричное заявление бывшего первого заместителя Премьер-министра Узбекистана Рустама Азимова на алматинской встрече по обсуждению Рогунского проекта в апреле 2014 года. Он тогда заявил, что не может быть и речи о каком-либо согласовании с нашей стороны, так как проект, который разработан в годы советской гигантомании, игнорирует интересы населения и государств, находящихся в среднем течении и низовьях Амударьи. А что изменилось с того времени? Почему вы думаете, что этот проект сегодня можно запускать?

– Хороший вопрос. Этот стратегически важный для региона проект можно успешно запустить только при настоящем сотрудничестве между Узбекистаном и Таджикистаном. Узбекистан должен выступить заинтересованным партнером в строительстве и эксплуатации Рогунской ГЭС по многим соображениям и, главным образом, по соображениям обеспечения безопасности строения и эксплуатации. Ибо на это имеет моральное право как страна, которой грозит любая недоработка в гарантировании безопасности последствий деятельности гигантского водохранилища  и ГЭС. Другая сторона медали заключается в том, что наибольшее производство электроэнергии приходится на осенне-зимний период года, и в это время происходит самый большой сброс воды из водохранилища, а период-то невегетационный, получается, вода в таком количестве в этот период не востребована, и в низовьях Амударьи нет места для хранения дополнительного объема воды в 2–2,5 миллиарда кубометров.

Великая река Амударья длиной почти 1100 км проходит по территории Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана. Она в последние годы превратилась фактически в большой канал, ее плодородные берега освоены населением, живущим у берега реки, там построены дома, выращивается сельхозпродукция. И если Рогунскую ГЭС запустят, то эта ледяная вода в осенне-зимний период понесется по старому руслу Амударьи и снесет все на своем пути.

Мы с профессором Дильшодом Базаровым предложили решение этого сложного вопроса, разработав концепцию проекта переброски амударьинской воды по новому самотечному руслу от точки водозабора Рогунской ГЭС в Таджикистане по Сурхандарьинской, Кашкадарьинской, Бухарской и Навоийской областям Узбекистана и далее в Туркменистан. 

– А что делать с этой водой в  зимние месяцы?

– Сбросовую воду Рогунской ГЭС Узбекистан может забирать и хранить ее в специально для этого построенном новом водохранилище емкостью до 5 млрд кубометров воды,  которое мы предлагаем построить в удобном для этого месте Сурхандарьинской области. В зимние месяцы ледяная вода из Рогунской ГЭС будет накапливаться там, нагреваться, а в вегетационный период ее по верхнему течению могут забирать Бухарский и Каршинский каналы. Таким образом, мы в ближайшее время сможем сберечь до 2–2,5 млрд кубометров воды ежегодно, а в перспективе – до 5 млрд кубометров в год. За счет этого в долгосрочной перспективе Узбекистан может достичь самодостаточности в удовлетворении своих потребностей в водных ресурсах. 

Хочу также сказать о том, что эффективная борьба с последствиями Аральской экологической катастрофы, обеспечение безопасности деятельности таких грандиозных объектов гидроэнергетики, как Рогунская ГЭС, все-таки могут решаться не постановлениями правительства, а усилиями большой науки. Надо было давным-давно создать в стране институт борьбы с преодолением последствий экологических катастроф, опустыниванием и обеспечением безопасности объектов гидроэнергетики. За годы независимости мы бы уже вырастили большую группу ученых, реально связанных и взаимодействующих с известными мировыми центрами передового опыта, экспертами, преуспевающими в этой области. К сожалению, мы опоздали с этим решением.

До сих пор в Академии наук Узбекистана нет сектора, занимающегося водными проблемами, нет сектора экологической и технологической безопасности. И был прав Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, сказав на недавней встрече с учеными, что прошедшие четверть века для национальной науки прошли бездарно, страна, к сожалению, допустила огромную утечку умов и честолюбий. Если жизнь перед нами ставит проблемы, вызовы, надо идти им навстречу, решать их, а не отворачиваться или дожидаться, пока они перерастут в беду, техногенную катастрофу. В том числе надо вести, как говорит Президент Мирзиёев, активную творческую работу по возвращению на Родину узбекистанских ученых и специалистов, работающих за рубежом. Как говорится, есть время разбрасывать камни, есть время собирать камни. Узбекистан должен собрать свои умы, чтобы с их помощью решать проблемы страны наилучшим образом.

– Недавно российский аналитик, говоря о Рогуне, заявил: «Строить ее будут все те же таджикские рабочие, а эксплуатировать – таджикские инженеры. До первого большого землетрясения. Всерьез надеяться, что его никогда не случится – верх легкомыслия… Ташкент-66 – это не приговор, но жесткое напоминание… Рогун – это объективно дамоклов меч, который будет висеть над узбекскими долинами». Что вы думаете по этому поводу?

– Сегодня наука ушла далеко вперед и позволяет строить самые немыслимые объекты на территориях с активным сейсмологическим режимом. Но в отношении Рогуна еще раз повторю, что Узбекистан должен быть глубоко вовлечен в процесс его проектирования, инжинирингового обеспечения строительства, привлечь своих специалистов. Нельзя забывать, что благодаря научным открытиям и трудам академиков Мухаммада Уразбаева, Василя Кабулова и других Узбекистан признан в мире одним из центров мировой науки по сейсмологии.

Вот, к примеру, видный в мире ученый в области механики, сейсмостойкости сооружений, заслуженный деятель науки Узбекистана Турсунбой Рашидов. Им создана сейсмодинамическая теория сложных систем  подземных сооружений, основанная на обширном фактическом материале изучения последствий землетрясений и экспериментальных исследований.  Им развита теория сейсмостойкости зданий и сооружений, созданы методы расчета подземных сооружений, систем жизнеобеспечения, перегонных и станционных тоннелей метрополитена. Под его руководством разработана методология оценки сейсмического риска и ущерба в населенных пунктах при сильных землетрясениях на основе ГИС-технологий и внедрена в крупных городах республики, таких, как Ташкент, Самарканд, Наманган и Хива. 

Разработанные под руководством Турсунбая Рашидова рекомендации, нормативные документы и пособия по сейсмостойкому строительству использованы при строительстве Ташкентского метрополитена, зданий с сейсмоизолирующими опорами и подземных коммуникаций и применяются при строительстве сооружений в сейсмических районах. Хотя в 1966 году 38 институтов Москвы вынесли единогласный вердикт, что в такой сейсмоактивной зоне, как Ташкент, метро строить нельзя, узбекские ученые во главе с Рашидовым доказали обратное. Как видите, более полувека Ташкентское метро прекрасно работает, пережив в много землетрясений. К тому же и другие страны, среди которых Азербайджан и Индия, при строительстве метро использовали модель Турсунбая Рашидова. Сегодня  он – член Академии наук Узбекистана, главный редактор журнала «Проблемы механики». Он, как и его друг-коллега, академик по сейсмологии Собит Нематуллаев из Таджикистана, считает, что строить и безопасно эксплуатировать Рогунский комплекс возможно при соблюдении качества проектных, строительных работ и режима эксплуатации на долгосрочную перспективу.

 

Источник: ИА «Uzbekistan Today»

 

События и даты

 

Независимости Узбекистана 27 лет


2018 год объявлен в Узбекистане Годом поддержки предпринимательства, инновационных идей и технологий




Проблемы Аральского моря


Всемирное культурное наследие «Мерос»


Туризм


Общество


Экономика


Культура


Спорт


Фотогалерея


На главную страницу

 

© www.uzbekistan.kg  2018

На верх