ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Амир Тимур
      В  УЗБЕКИСТАНЕ  2018  ГОД  ОБЪЯВЛЕН  ГОДОМ  ПОДДЕРЖКИ АКТИВНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА,   ИННОВАЦИОННЫХ ИДЕЙ И ТЕХНОЛОГИЙ                         НЕЗАВИСИМОСТИ  УЗБЕКИСТАНА  –  27  ЛЕТ                            УЗБЕКИСТАН  –  СТРАНА  ОГРОМНЫХ  ЭКОНОМИЧЕСКИХ  И  ИНВЕСТИЦИОННЫХ  ВОЗМОЖНОСТЕЙ 

 

Главная

Узбекистан

Президент

Внешняя политика

Экономика

Законодательство

Туризм

Посольство

Yangiliklar

Новости

News

Мультимедиа

Консульские вопросы

Виза в Узбекистан

Контакты






































 

GISMETEO: Погода по г.Ташкент
GISMETEO: Погода по г.Бишкек

 

От двустороннего стратегического партнерства к многосторонней региональной стратегии

От двустороннего стратегического партнерства к многосторонней региональной стратегии

 

 

Часто можно слышать и читать о том, что те или иные государства установили отношения стратегического партнерства и подписали соответствующий договор. Такой тип отношений, как видно из определения, отличается от обычного сотрудничества государств. Развитие сотрудничества до уровня стратегического партнерства свидетельствует о тесном, долгосрочном, всеобъемлющем и очень доверительном сотрудничестве. Это также свидетельствует о том, что стороны рассматривают друг друга с точки зрения стратегических и жизненно важных интересов как наиболее приоритетных в иерархии своих партнеров. Узбекистан тоже имеет такие договоры с рядом мировых держав, а также с соседними странами по региону.
Современные международные реалии и процессы, связанные с формированием нового мирового порядка, все более усиливают стратегическое значение не только отдельных мировых держав, но и отдельных регионов. К числу таких регионов относится и наш регион Центральной Азии, который фактически с первых дней после обретения независимости государствами этого региона обратил на себя внимание мирового сообщества и прежде всего мировых держав. Все вспомнили, что этот регион в далеком прошлом был центром Великого шелкового пути, что он богат природными ресурсами и что здесь происходило крупное геополитическое соперничество империй, известное под названием «Большая игра». Значимость Центральной Азии сегодня еще более возрастает в силу того, что ее особое географическое расположение по соседству с такими мировыми державами, как Россия и Китай, а также региональными державами, такими, как Индия, Иран, выводит этот регион и его страны, как говорят, в участников мировой политики.
Все это нашло отражение в том, что ряд государств принял так называемые центральноазиатские стратегии, в которых они отразили свое отношение к Центральной Азии как стратегически важному региону и обозначили основные направления своей политики в отношении этого региона.
Именно об этом мы и поговорим сегодня.
Наш гость – директор негосударственного образовательного учреждения «Караван знаний» Фарход Толипов – любезно согласился рассказать нашим читателям о том, какие государства имеют свои стратегии по Центральной Азии и что означает принятие таких стратегий?
– В той или иной мере стратегические подходы к региону Центральной Азии имеются у многих государств. Но в документированной форме стратегии по Центральной Азии были в разное время приняты в США, ЕС, Республике Корея, Японии, КНР. Значение этих стратегий заключается в том, что они придают довольно особый, высокий статус региону во внешней и международной политике искомых государств, отражают наличие их долгосрочных интересов в Центральной Азии. Такое видение Центральной Азии сформировалось и было артикулировано после распада бывшего СССР и с обретением странами ЦА своей независимости. Несмотря на то, что стратегическое видение региона было отражено в соответствующих стратегиях, их содержание, разумеется, неодинаково.
– Чем отличаются эти стратегии и в чем они похожи?
– Их объединяет признание стратегической важности региона Центральной Азии как для данных государств, так и в целом в мировой системе. Не случайно для них особое значение региона часто выражается в общем обозначении его как центрального звена «Великого шелкового пути». Кроме того, географическое расположение Центральной Азии между великими державами Россией и Китаем также не позволяет рассматривать регион как периферию мировой политики, напротив, его рассмат-
ривают как «нервный узел» геополитики.
Вместе с тем, собственно стратегии по Центральной Азии у искомых государств содержат и свои нюансы, основанные на их специфических стратегических интересах. Так, США одними из первых в 1990-х годах начали разработку и принятие центральноазиатской стратегии, которая определяла в качестве основных целей Соединенных Штатов в регионе поддержку рыночных и демократических реформ, регионального сотрудничества, содействие диверсификации путей транспортировки энергоресурсов региона, безопасности.
Центральноазиатская стратегия ЕС была принята в 2007 году и предусматривала, помимо оказания помощи Европы странам ЦА в реализации проектов по развитию, также и вопросы верховенства права и эффективного правления. В настоящее время эта стратегия обновляется.
Японская стратегия первоначально называлась «Дипломатия Великого шелкового пути», в последующем «Центральная Азия плюс Япония». Стратегия предусматривает: первое – политический диалог для взаимного доверия и взаимопонимания; второе – экономическое сотрудничество в целях развития; третье – сотрудничество во имя мира через нераспространение ядерного оружия, продвижение демократии и укрепление стабильности региона.
Корейская стратегия выражена в виде форума по сотрудничеству «Республика Корея–Центральная Азия» и сводится к таким целям, как: обеспечение безопасности в приграничных районах; содействие региональному экономическому развитию через форумы и фонды в РК и ЦА; оказание помощи пяти странам в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом; создание условий для доступа к энергетическим и сырьевым ресурсам региона, важным для ведения деятельности корейских компаний.
Китайская стратегия преимущественно реализуется в двух крупных направлениях: создании ШОС и особой глобальной инициативе Председателя КНР Си Цзиньпиня «Один пояс – один путь» .
– Есть ли у Российской Федерации своя стратегия по Центральной Азии?
– Несмотря на наличие в российских политических и экспертных кругах стратегических подходов к региону, четко сформулированной стратегии России в отношении Центральной Азии нет. Москва строит свои отношения со странами региона на двусторонней основе без привязки своей политики к принципу регионализма. При этом геополитическое измерение этой политики также довольно сильно.
Говоря о геополитике, я ее рассматриваю как «тройку» глобально-геополитических, имперско-геополитических и либерально-геополитических взглядов. Первые обусловлены обострением российско-американских отношений в глобальном масштабе, что проецируется на Центральную Азию в форме позиций недопущения роста американского влияния в этом регионе. Вторые представляют собой пока еще устойчивый имперский пережиток, воспроизводящий властное влияние на регион как на зону исключительно российского доминирования. Третьи – это пока еще слабо выраженное плюралистическое видение постсоветского пространства и, соответственного, региона Центральной Азии. В силу этого российская гипотетическая стратегия по Центральной Азии, будучи частью ее гипотетической стратегии в отношении всего постсоветского пространства, – это еще не полноценная доктрина, а набор ad-hoc решений (решений «по особому случаю») и геополитических проектов.
– А есть ли у центральноазиатских государств своя «встречная» региональная стратегия по отношению к вышеназванным государствам?
– Пока такой официально сформулированной общерегиональной стратегии Центральной Азии по отношению к этим государствам нет. Для того, чтобы такая стратегия была, необходимо сначала разработать и принять стратегию внутрирегионального развития или стратегию объединения Центральной Азии, которая и детерминирует скоординированную внешнюю политику государств региона, близость или единство их позиций по ключевым вопросам международных отношений.
В этом деле у стран Центральной Азии имеются как свои активы, так и проблемы. К числу последних относится, например, геополитическая заряженность региона, которая привносит определенную дивергенцию в региональные дела. В последнее время благодаря новой региональной политике Узбекистана вновь оживился региональный формат взаимодействия пяти центральноазиатских государств, что позволяет надеяться, что со временем будут постепенно усиливаться интеграционные процессы среди этих государств и, соответственно, их общий стратегический курс по отношению к внерегиональным центрам силы.
Кстати, как представляется, единство региона может способствовать модификации и внесению корректировок самих стратегий внерегиональных великих и средних держав в отношении Центральной Азии. Другими словами, сама общерегиональная стратегия центральноазиатских государств будет одновременно служить и как их стратегия в отношении этих держав.

 

Источник: газета «Uzbekistan Today»

 

События и даты

 

Независимости Узбекистана 27 лет


2018 год объявлен в Узбекистане Годом поддержки предпринимательства, инновационных идей и технологий




Проблемы Аральского моря


Всемирное культурное наследие «Мерос»


Туризм


Общество


Экономика


Культура


Спорт


Фотогалерея


На главную страницу

 

© www.uzbekistan.kg  2018

На верх